Общество художников-станковистов (ОСТ, ОХСТ)

ОСТ, ОХСТ, Общество художников-станковистов – художественное объединение, основанное в 1925 году в Москве группой выпускников ВХУТЕМАСа во главе с Давидом Штеренбергом. Характерной чертой творчества ОСТа является воспевание советской действительности. В группировку входили живописцы, графики и скульпторы. Существовало до 1931 года.

Ведущие художники ОСТ сыграли важную роль в развитии советской станковой графики и живописи, книжной и журнальной иллюстрации, плаката, театрально-декорационного и монументального искусства. Объединившись под лозунгом борьбы против консервативного реализма художников АХРР, молодые выпускники ВХУТЕМАСа создали и утвердили новую реалистическую форму, придали современный вид станковой картине. ОСТ стал стилеобразующим объединением, его лидеры оказали влияние и на творчество других художников, никогда не входивших в объединение.

В 1924 году состоялась Первая дискуссионная выставка объединений активного революционного искусства (Москва, Тверская ул., 54), где принимали участие студенты ВХУТЕМАСа в составе следующих группировок:

  1. «Проекционисты» (С. А. Лучишкин, С. Б. Никритин, К. Н. Редько, Н. А. Тряскин, А. Г. Тышлер; группа сформирована в 1922 году).
  2. «Конкретивисты» (П. В. Вильямс, К. А. Вялов, В. И. Люшин, Ю. А. Меркулов; выделились из группы «проекционистов» в 1924 году).
  3. «Группa трех» (А. А. Дейнека вместе с А. Д. Гончаровым и Г. И. Пименовым).

В следующем году они, вместе с присоединившимися к ним другими выпускниками, основали ОСТ. Немаловажную роль в формировании взглядов молодых художников сыграл Музей жи­во­пис­ной куль­ту­ры, который в 1923 году стал практически частью Вхутемаса. В начале 1920-х – молодые художники Л. Я. Вайнер и П. В. Вильямс работали заведующими в музее. В последствии, вместе с другими художниками, они стали учредителями ОСТа. В этом музее студенты могли видеть и изучать работы Кандинского, Малевича, Татлина, Родченко и других авангардистов. Председателем ОСТа, как наиболее почтенный и «старшина», был выбран Давид Штеренберг, преподаватель ВХУТЕМАСа, учениками которого (а также В. А. Фаворского) были большинство участников объединения.

Членами-учредителями ОСТа стали: Ю. П. Анненков, Д. П. Штеренберг, Л. Я. Вайнер, В. А. Васильев, П. В. Вильямс, К. А. Вялов, А. А. Дейнека, Н. Ф. Денисовский, С. Н. Костин, А. А. Лабас, Ю. А. Меркулов, Ю. И. Пименов. Устав ОСТа принят в сентябре 1929 года.

Председателем общества был избран Д. П. Штеренберг. В 1925–1926 годах в состав правления входили Л. Я. Вайнер, П. В. Вильямс, Н. Ф. Денисовский, Г. И. Пименов; в 1927 году – П. В. Вильямс, Г. И. Пименов, Л. Я. Вайнер, Н. А. Шифрин.

Творческая платформа ОСТа базировалась на достижениях левого искусства. Показательно, что почти все будущие остовцы в 1918–1924 годах были увлечены в живописи отвлечённо-формальными задачами в духе абстрактного искусства и конструктивизма. В ГСХМ–ВХУТЕМАСе учителями будущих остовцев, оказавшими сильное влияние на их художественное мировоззрение, были представители разных направлений левого искусства: В. В. Кандинский, П. П. Кончаловский, И. В. Клюн, П. В. Кузнецов, А. В. Лентулов, К. С. Малевич, И. И. Машков, А. М. Родченко, В. Е. Татлин и другие. 

Несмотря на то, что со дня основания общества прошло значительное время, было проведено 4 выставки (1925–1928), оно успешно существовало и развивалось став одним из лидеров в советском искусстве, устав ОСТа был зарегистрирован только в сентябре 1929 года.

В уставе объединения была сформулирована его идейная платформа: «В эпоху строительства социализма активные силы искусства должны быть участниками этого строительства и одним из факторов культурной революции в области пере­устройства и оформления нового быта и создания новой социалистической культуры».

Художники входившие в ОСТ должны были руководствоваться следующими рекомендациями программного характера, которые были оформлены в форме манифеста:

а) Отказ от отвлечённости и передвижничества в сюжете;

б) Отказ от эскизности как явления замаскированного дилетантизма;

в) Отказ от псевдосезаннизма как явления, разлагающего дисциплину рисунка и цвета;

г) Революционная современность и ясность в выборе сюжета;

д) Стремление к абсолютному мастерству в области предметной станковой живописи, рисунка, скульптуры, в процессе дальнейшего развития формальных достижений последних лет;

е) Стремление к законченной картине;

ж) Ориентация на художественную молодёжь.

Общество дек­ла­ри­ро­ва­ло при­вер­жен­ность «аб­со­лют­но­му мас­тер­ст­ву в об­лас­ти пред­мет­ной стан­ко­вой жи­во­пи­си, ри­сун­ка, скульп­ту­ры», от­каз от «от­вле­чён­но­сти и пе­ре­движ­ни­че­ст­ва в сюже­те», не­при­ятие «псев­до­се­зан­низ­ма», бес­пред­мет­но­сти и кон­ст­рук­ти­виз­ма. Художественные по­ис­ки ве­лись пре­ж­де все­го в об­лас­ти но­вых тем и сю­же­тов: индустриализация стра­ны, массовый спорт, воз­ду­хо­пла­ва­ние и авиа­ция; од­ной из главных задач бы­ла переда­ча «нерв­ных ур­ба­ни­сти­че­ских рит­мов» и на­пря­жён­ной ди­на­ми­ки современной городской жиз­ни, дви­же­ния, ско­ро­сти.

За время своего существования Общество станковистов провело четыре выставки в Москве (1925–1928). Художники ОСТа так­же при­ни­ма­ли уча­стие в вы­став­ках «10 лет Ок­тяб­ря» (1927), «10 лет РККА» (1928), «Жизнь и быт де­тей Со­вет­ско­го Союза» (1929) и в вы­став­ках советского искусства за ру­бе­жом (в го­ро­дах Гер­ма­нии, 1926–1928; в Нью-Йор­ке, Вин­тер­ту­ре, обе –1929 год).

На всех прошедших выставках ОСТа живопись, плакаты, театральные работы, станковая и книжная графика экспонировались вместе в одних залах. Члены нового объединения активно занимались плакатом, книжной и журнальной иллюстрацией, прикладной графикой. Тематические предпочтения остовцев во многом определялись индустриализацией, художники увлечённо изображали летящие самолёты и дирижабли, автомобили и поезда, производственные механизмы, проявляли исключительное внимание к техническим достижениям и открытиям. Интересовались темой воспитания нового, грамотного и физически развитого советского человека, способного к строительству и обороне первого в мире пролетарского государства. На своих картинах художники ОСТа писали физкультурные парады, спортивные соревнования и военные учения.

Несмотря на общую программу и в целом близкие взгляды на искусство, стилистически произведения художников ОСТа не были едиными. Основной была стилистика, близкая к конструктивизму и отчасти к экспрессионизму. Её выразительные приёмы в большой степени основаны на графических принципах (выверенная монтажная композиция, острые ракурсные построения, силуэтная выразительность форм, плакатность).

В 1928 году на­ме­ти­лось про­ти­во­пос­тав­ле­ние двух групп в ОСТ: часть ху­дож­ни­ков (П. Виль­ямс, К. Вя­лов, С. Лу­чиш­кин, В. Лю­шин, Ю. Пи­ме­нов) в сво­их ра­бо­тах при­дер­жи­ва­лись листической композиционной вы­стро­ен­но­сти, под­чёрк­ну­той гра­фич­но­сти, пла­кат­ной пло­ско­ст­но­сти изображения, приё­мов «ки­но­мон­та­жа» и ис­поль­зо­ва­ли ас­ке­тический ко­ло­рит, то­гда как дру­гие (А. Гон­ча­ров, А. Ла­бас, А. Тыш­лер, Н. Шиф­рин, Д. Ште­рен­берг) стре­ми­лись к передаче лирического на­ча­ла и куль­ти­ви­ро­ва­ли жи­во­пис­ность. Эти рас­хо­ж­де­ния при­об­ре­та­ли политическую ок­ра­ску, ак­цен­ти­ро­ван­ную в рез­ких на­пад­ках со сто­ро­ны ру­ко­во­ди­те­лей Федерации объ­е­ди­не­ний советских ху­дож­ни­ков (ФОСХ), Объ­е­ди­не­ния мо­ло­дё­жи художников революции (ОМАХР), Российской ас­со­циа­ция про­ле­тар­ских ху­дож­ни­ков (РАПХ); груп­па Штеренберга име­но­ва­лась «ска­ты­ваю­щей­ся на по­зи­ции бур­жу­аз­но­го ис­кус­ст­ва».

Окон­чательный рас­кол про­изо­шёл в 1931 году, ко­гда ОСТ по­ки­ну­ла поч­ти по­ло­ви­на его чле­нов, пе­ре­шед­ших в соз­дан­ное ими объ­е­ди­не­ние «Изо­бри­га­да» (1931–1932) и в объ­е­ди­не­ние «Октябрь» (1928–1932). В «Изобригаду» ушли художники: Адливанкин, Антонов, Вильямс, Волков, Вялов, Гуревич, Игумнов, Зернова, Козлова, Костин, Кудряшов, Лучишкин, Люшин, Мельникова, Никритин, Пархоменко, Пименов, Шахов; в «Октябрь» ушел Дейнека. Ос­тав­шие­ся художники избрали новое прав­ле­ние, председателем был назначен Давид Ште­рен­берг. В но­вом со­ста­ве ОСТ на­счи­ты­ва­лось 27 чле­нов. По­след­ним вы­сту­п­ле­ни­ем ОСТ бы­ло уча­стие в «Антиимпериалистической вы­став­ке», ор­га­ни­зо­ван­ной ФОСХ в 1931 году.

В отличии от АХРР–АХР, существовавшем 10 лет, в сравнительно небольшой период ОСТ оставил значительный след в советском искусстве, деятельность художников объединения стала одним из самых ярких явлений художественной жизни 1920-х – начала 1930-х. Сформировавшись, по выражению исследователя ОСТ Владимира Костина, «в лоне левого искусства», остовцы провозгласили своей программной установкой изображение современности новым современным формальным языком. «ОСТ был первой художественной организацией в СССР, выдвинувшей машину и индустриальную форму как форму стиля. <...> Это – серьёзный фундамент стиля, стиля новой вещи, новой индустрии, чистой и ясной формы».

Члены и экспоненты: С. Я. Адливанкин, М. М. Аксельрод, В. С. Алфеевский, Ф. В. Антонов, А. Е. Аркин, А. О. Барщ, Н. П. Бектеева, Г. С. Берендгоф, Б. П. Булгаков, Е. В. Виноградова, Б. И. Волков, А. Д. Гончаров, М. Е. Горшман, М. С. Гранавцева, М. Л. Гуревич, Н. Т. Гуров, М. В. Доброковский, Л. Я. Зевин, Е. С. Зернова, Л. П. Зусман, И. В. Ивановский, А. И. Игумнов, Л. И. Кищенков (Лик), И. В. Клюн, А. Н. Козлов, К. А. Козлова, Ф. Ф. Кондратов, И. А. Кудряшев (Кудряшов), Кукрыниксы (М. В. Куприянов, П. Н. Крылов, Н. А. Соколов), Н. Н. Купреянов, Т. А. Лебедева, С. А. Лучишкин, В. И. Люшин, Е. К. Мельникова, С. Б. Никритин, К. К. Пархоменко, М. С. Перуцкий, А. И. Побережская, И. Г. Попков, И. Б. Рабичев, Н. А. Тряскин, А. Г. Тышлер, В. П. Тягунов, А. А. Шахов, Н. А. Шифрин, А. В. Щипицын (Щипицин), В. В. Эллонен.