Боевой карандаш

Стояла суровая зима 1939 года. Таких лютых морозов давно не помнили в Ленинграде. Но не о них думали жители нашего города. Шла война с белофиннами, и фронт располагался совсем рядом — на Карельском перешейке.

Близился Новый год, вся страна готовила подарки бойцам. Писали письма и вышивали кисеты школьники, вязали теплые варежки и носки женщины, сколачивали ящики для яблок юннаты...

Ленинградские художники В. А. Гальба, В. И. Курдов, И. М. Ец, Н. Е. Муратов, И. Шабанов и другие тоже решили сделать подарок фронтовикам. Они нарисовали смешной сатирический плакат «Новогодняя елка у белофинского волка» стараясь шуткой согреть и подбодрить бойцов.

Новый плакат отпечатали. Был он черно-белый, и раскрашивать листы взялись все желающие художники. Во всем тираже нет двух одинаковых произведений.

Семь плакатов, по сто экземпляров каждый, было выпущено и отправлено на фронт в те дни. И велика была радость их авторов, когда весной, встречая войска, они вдруг увидели свои произведения, украшенные еловыми ветками, алыми лентами, самодельными рамками, флажками, на бортах грузовиков, на щитах пушек, на зарядных ящиках и башнях танков. Войска-победители приняли подарок, он понравился!

Так родился «Боевой карандаш». Специалистам и любителям искусства давно привычна его эмблема. Раньше, её можно было встретить в любом конце страны: на стройках, в цехах, в вагонах метрополитена, на улицах... Еще бы, за время существования коллектива авторами «Боевого карандаша» создано более четырёх с лишним тысяч плакатов, которые разошлись по стране огромными тиражами.

В начале Великой Отечественной войны, после небольшой паузы, художники «Боевого карандаша» вновь собрались. Плакаты «Боевого карандаша» печатались в экспериментальной типографии при Союзе художников Ленинграда. Ее открыли задолго до войны, еще в 1933 году, но почему-то мало пользовались. С началом войны бывшая в забвении мастерская стала востребована.

Всю блокаду, несмотря на тяжелейшие условия, художники не прекращали выпускать боевые листы, которые так нужны были не только городу, но и на передовой. Небольшие по размеру, яркие, образные листы призывали к борьбе с врагом, клеймили трусов, славили подвиги героев фронта и тыла, поднимали боевой дух бойцов. Всего объединение «Боевой карандаш» выпустило 102 военных плаката.

В мае 1945 года коллектив художников и поэтов был распущен на 11 лет. Считалось, что в мирное время сатира не нужна. Но в 1956 году состоялось третье, и последнее, рождение «Боевого карандаша».

 «Боевой карандаш» — одно из самых долговечных художественных объединений, не только в нашей стране, но и в мире. Это явление советского, ленинградского искусства, уникально еще потому, что коллектив просуществовал на службе у государства под строгим партийным контролем ровно пятьдесят лет.

Главная заслуга «Боевого карандаша» не в том, что он «долгожитель», и даже не в той популярности, которой он пользовался. Работы мастеров этого коллектива внесли особую и своеобразную страницу в историю плаката и советского графического искусства. Выразительность плакатов «Боевого карандаша», разнообразие тем, оригинальный сатирический подход к решению политических задач, ставит «БК» особняком во всем многообразии послевоенного советского искусства.

История плаката в нашей стране богата многими выдающимися произведениями: «Окна РОСТА», «Помоги!» Моора, «Родина-мать зовет!» Тоидзе, стали настоящими символами своего времени. Огромные полотнища, иногда во всю стену здания, явились своеобразной монументальной живописью гражданской и Великой Отечественной войн.

Стали всемирно известными и плакаты «Окна ТАСС», они издавались, практически, с первых дней войны. Над созданием плакатов работали более ста лучших художников и поэтов. Военное время требовало быстроты реакции. Плакаты, посвящённые тому или иному событию, выходили через несколько часов после сводок Информбюро. Это было абсолютно уникальное явление в агитационном политическом искусстве.

В отличии от крупноформатных «Окон ТАСС», листы «Боевого карандаша» небольшие, камерные. Ведь смотрели их обычно в тесных блиндажах и окопах, в теплушках и бомбоубежищах. Плакаты Моора, например, буквально ошарашивали, сразу же брали в плен; вопрошающие глаза красноармейца с плаката «Ты записался добровольцем?» находили тебя повсюду — казалось, как прожектор, они высвечивали весь город, каждую улицу, каждый дом. Листы «Боевого карандаша», напротив, были рассчитаны на то, чтобы их рассматривали подолгу, с близкого расстояния, и не только рассматривали, но и читали.

Вторая особенность плакатов ленинградского объединения заключается в соединении изображения и текста. «Боевой карандаш» с самого начала предполагал содружество художников и поэтов. Подписи к плакатам Великой Отечественной войны делали известные советские литераторы: В. Саянов, Б. Тимофеев, С. Спасский, Н. Тихонов. После войны в «карандаше» работали С. Михалков, А. Безыменский, А. Чуркин. В этом объединении работали замечательные поэты: В. Алексеев, Л. Гаврилов, В. Капралова, Б. Лезунов, Г. Тумаринсон, Д. Толмачев, В. Хочинский, А. Шкляринский, В. Шумилин... Каждый из них в литературе не новичок, имеет на счету по нескольку книжек, но, по их единодушному признанию, поэму иногда написать легче, чем четверостишие к плакату.

Делать плакаты трудно. Здесь сатира должна быть точной, яркой, острой и смешной, а когда нужно, чтобы было смешно, то авторам уже не до смеха.

Иногда на обсуждении эскизов, в котором обязательно принимают участие все члены коллектива, отвергаются десятки вариантов, пока не находится один — лучший.

Плакат должен быть злободневным. Конечно, он не газета, но все же и он должен появиться вовремя, иначе критика устареет, сатирический залп пройдет мимо цели. Вот и не спит художник ночами, ищет, пробует десятки вариантов, вот и ломают голову все «карандашисты» и спорят до хрипоты на обсуждениях.

Все «карандашисты» — профессионалы в самом высоком смысле этого слова. М. А. Гордон, В. И. Курдов и руководитель коллектива И. С. Астапов — заслуженные художники РСФСР.

 Каждый из мастеров «Боевого карандаша» имел право судить и обсуждать работы своих товарищей, потому что все они владели тем, без чего невозможно занятие сатирой, — владели высоким искусством графики. И это третья особенность «Боевого карандаша». Создание плакатов — дело коллективное. По собственному признанию авторов, иногда после обсуждения и принятия в работу окончательного варианта трудно определить, кто что придумал, ведь каждый работает над плакатом товарища как над своим собственным. Это была добрая традиция объединения. Вредило ли это плакатам? Нисколько. Каждый лист с маркой «Боевого карандаша» — лист авторский. У каждого поэта и художника своя творческая манера, свой почерк. И поэтому соседствовали, например, на выставках «карандашистов» точные, злые, лаконичные плакаты Г. В. Ковенчука с романтическими листами М. А. Гордона.

Разрабатывал приемы старинной русской народной картинки — лубка, Л. Д. Каминский,— он даже сам придумывал подписи, напоминающие по форме балаганные стихи-раёшники.

Д. Г. Обозненко использовал совсем другой прием. Он — живописец, и его плакаты — портреты отрицательных персонажей. Коротенькие, напоминающие кукол фигуры на редкость смешные. Вроде таких людей и не бывает. Но, почему же мы их узнаем? Потому, что это точный портрет недостатка!

Работа сатирика — всегда обобщение. Сатирический плакат — сродни басне. Приемами басни, например, пользовался В. М. Меньшиков. Действующие лица его произведений — звери, птицы. Плакат должен быть немногословен, у художника нет времени долго рассказывать о тех, кого он высмеивает. Рисуя зверя, он собирает в его привычном басенном образе отрицательные черты. Нарисовал зайца — и мы сразу понимаем, что речь пойдет о трусости, нарисовал лису — говорит о плутовстве.

Но для того, чтобы обнаружить отрицательное явление, разобраться в нем, сделать его объектом осмеяния, найти для сатиры зримый образ, одного таланта и мастерства мало. Нужно иметь ясное мировоззрение, нужно быть гражданином, нужно точно знать, что защищаешь, с чем борешься. И «карандашисты» именно так понимали свой долг.

Когда было нужно, они откладывали в сторону карандаши и брали в руки винтовки: Г. Р. Петров воевал в Испании и погиб на Ленинградском фронте; К. В. Владимиров, В. И. Кюннап, В. П. Алексеев, Ю. В. Трунёв и другие сражались на фронтах Великой Отечественной войны; партизанил Б. М. Семенов, участником сопротивления был Н. Баев. Не случайно многие «карандашисты» награждены медалями Советского комитета защиты мира, а весь коллектив дважды лауреат премии конкурса «Сатира в борьбе за мир».

Н. Е. Муратов — один из первых советских художников, иллюстрировавших Н. Салтыкова-Щедрина, Д. Фонвизина; десятки книжек для детей нарисовали В. И. Курдов, И. И. Харкевич, М. С. Беломлинский — главный художник пионерского журнала «Костер», в котором печатались рисунки почти всех художников-«карандашистов». Рисовали для вас Ж. В. Ефимовский, В. В. Желобинский, Б. С. Иванов, Ю. П. Лобачёв, М. Б. Мазрухо, Ф. Ф. Нелюбин, В. А. Травин, В. И. Боковня и другие. Писали стихи В. Суслов, М. Романов, В. Хочинский и другие.

В 1990 году «Боевой карандаш» закрылся уже навсегда. Творчество коллектива «БК» того времени удивительным образом созвучно сегодняшнему дню. И похоже, современные мировые политические события: агрессивное продвижение НАТО к границам России, Западная пропаганда, необузданный империализм, милитаризм, расизм, американский полицейский беспредел, военные бомбёжки, свержение неугодных правительств, взаимные санкции, слежка и шпионские скандалы. Не изменившиеся пороки современного российского общества (пьянство, разгильдяйство, бюрократия, дорожное хамство, воровство, взяточничество, финансовые афёры и т. д.) вполне, служат питательной благоприятной почвой и располагают к возрождению этого сатирического коллектива.

                                                                                                                                    Б. Алмазов, Д. Захаров.