Созвучно времени.

«Плакат - это боевая партийная публицистика, это наглядная агитация, выраженная средствами изобразительного искусства и политического слова, обращенная к массовому зрителю». Так считает один из классиков советского плаката, заслуженный художник РСФСР, лауреат Государственных премий СССР Виктор Борисович Корецкий.

В своей работе он решительно протестует против преувеличения украшательской, декоративной функции плаката: «В плакате «красота» вторична, первично же его идейное содержание. Политический плакат должен не наряжать собой улицы, а заряжать народные массы идейностью, призывать к борьбе, чтобы победить. И нет для создателя политического плаката призвания более высокого и задачи более ответственной, чем нести в массы великие идеи демократии»,- говорит Корецкий.

Свое творческое кредо мастер постоянно подтверждает новыми работами, исповедуя идеи гуманизма и прогресса.

Бывает так, что какая-то особенно яркая творческая удача становится неотделимой от имени художника. Так случилось с плакатом В. Корецкого «Воин Красной Армии, спаси!». Действительно, в годы Великой Отечественной войны этот плакат был необычайно популярен - тираж 14 миллионов экземпляров говорит сам за себя. Этот плакат, многократно увеличенный, видели на улицах городов и сел уходящие в бой советские солдаты; его печатали на страницах газет и журналов. Уменьшенный до размера открытки, он отправлялся на фронт в письмах жен и матерей. Но каким бы ни был его формат, плакат «работал»: взывал к отмщению‚ бередил души бойцов, заряжал их стремлением победить. Ведь черный фашистский штык, изображенный художником, уже почти прикоснулся к руке ребенка, прижавшегося к матери. Да, ей страшно, как только может быть страшно матери, когда беда грозит ее ребенку. Но женщина, изображенная на плакате, не запросит пощады, не встанет на колени. В ее глазах гнев, презрение. Ее не сломить, как не сломить народ, взрастивший таких дочерей.

В дни Сталинградской битвы плакат «Воин Красной Армии, спаси!» был издан на языках всех братских республик нашей страны. А значительно позже, во время войны в Корее, по мотивам этой работы Корецкого был создан «корейский» вариант плаката с изображением на штыке доллара. Так другой народ в трудные для своей родины дни взял на вооружение работу советского мастера.

   korecky11     korecky2     korecky13

«Воин Красной Армии, спаси!» 1942, «Если завтра война...» 1938, «Наши силы неисчислимы!» 1941

Плакат «Воин Красной Армии, спаси!» по праву стал одним из самых высоких достижений советских плакатистов в годы Великой Отечественной войны. В творчестве ничто не возникает вдруг. Многое предшествовало созданию этого плаката, многое должен был увидеть, почувствовать и понять художник, чтобы оказаться созвучным времени, чтобы вместе со своим народом бороться и побеждать.

Первым ярким жизненным впечатлением, связанным с живописью, стала для Корецкого Третьяковская галерея. Реалистические полотна русских классиков ничуть не мешали фантазировать. Читал Жюля Верна - и на бумаге возникали фантастические корабли, летящие без крыльев. «Посмотрев мои рисунки,- вспоминает художник,- отец повел меня в изопрофшколу, которая позже была преобразована в техникум».

Это было время, когда жилось трудно, но азартно и весело. Эскизы, наброски, зарисовки с натуры в акварели, темпере - за все брались молодые. Вместе с друзьями по школе Корецкий пробирался за кулисы в Большой театр, в цирк на Цветном бульваре, в театр сада «Аквариум» и рисовал, рисовал до головокружения. На листах альбомов оставались силуэты клоунов, легкие наездники на манеже цирка, статисты в испанских костюмах. Друзья спорили о кинематографе, киноплакатах Длугача, Стенбергов, Руклевского, политических‚ фотопамфлетах Джона Хартфилда. Особенно близко молодому Корецкому было в те годы творчество Г. Клуциса. Талантливость, горячий интерес к делу, мышление новатора видны были в лучших плакатах Клуциса: «Выполним план великих работ!», «На штурм третьего года пятилетки!», «Да здравствует XIII годовщина Октябрьской революции!» - эти работы, как и творчество Хартфилда, будили воображение, вызывали желание самому попробовать силы в политическом плакате.

1931 год. Начало работы B. Корецкого в ОГИЗе, затем в Изогизе, начало его творчества в плакате. «Я вспоминаю добром первого заведующего плакатной редакцией Изогиза Н. М. Яковлева, человека одержимого, и ту атмосферу, которая была в маленькой комнате редакции на Цветном бульваре, 25,- рассказывает художник. - Приходили уже знаменитые в то время художники - консультанты редакции А. Дейнека, А. Пластов, Ю. Пименов. Собиралась и совсем зеленая молодежь, становилось шумно, людно. Рождались шутки, как мяч пускалось острое словцо, ненавязчиво звучали доброжелательный дружеский совет и критика. А потом собирался художественный совет под руководством Дмитрия Стахеевича Моора. Моор и Дени были нашим знаменем, их труд вдохновлял молодежь».

Слова одобрения «маститых» в адрес первого плаката Корецкого «Да здравствует международная солидарность трудящихся!» окрылили молодого плакатиста. Ведь ему удалось выполнить поставленную перед собой задачу: показать солидарность пролетариата на всех континентах. На плакате могучие руки рабочих держат древко знамени свободы. Под этим алым стягом шагают колонны демонстрантов, с винтовками наперевес идут в бой солдаты революции. Плакат дышит героикой, надеждой на победу рабочих над классовым врагом.

От плаката, от мира его образов, все более притягивавших Корецкого, его на время отвлек... Н. Охлопков, пригласив Виктора Борисовича в 1934 году вместе с другими художниками на конкурсной основе оформить спектакль «Аристократы». Надо было выполнить настенное панно в японском стиле, разработать варианты станков для игры. Корецкий взялся за дело, и каково же было его ликование, когда Николай Павлович выбрал и утвердил именно его, Корецкого, проект станков, решенный на повторявшихся очертаниях геральдических гербов. Спектакль имел шумный успех, получил хвалебные отзывы в прессе... Но это был лишь эпизод, хотя столь же яркий и дорогой для Корецкого, как и оформление выставки игрушки в 1938 году, а несколько позднее - спектакля поэта -коммуниста Назыма Хикмета «Рассказы о Турции». Главным всегда оставался плакат, и чем дальше, тем больше приходил Корецкий к убеждению: нужна специальная режиссерская фотосъемка, необходимо добиться фотографии «персонажа в образе». Эта позиция была полной противоположностью методу создания фотоплаката художниками предыдущего периода – Клуцисом, Сенькиным, Кулагиной и другими, использовавшими для своих работ готовые фотографии.

Плакат Корецкого «Будь готов к санитарной обороне СССР!» (1938) явился серьезной заявкой на работу художника по-новому. «Уже тогда я понял, - говорит художник‚ - что политический плакат должна отличать не сухая рассудочность, а глубокая эмоциональность, и потому мы вправе видеть не обозначение человека, а обобщенный образ его». Главное внимание в плакате обращено на лицо девушки в косынке медсестры на фоне белого флага с красным крестом. Прежде всего привлекает зрителя человек, гармоничность, цельность его образа. Плакат эмоционален, и потому убедителен его призыв, доходчива и действенна агитация. Это был первый плакат Корецкого, на котором человек изображен крупным планом.

Шла вторая половина 30-х годов. Коричневая чума фашизма катилась по Европе, приближаясь к нашим рубежам.

Каждая новая работа Корецкого тех лет становилась следующим шагом в формировании стиля мастера. Это глубоко патриотический лист «Если завтра война», плакат «Наши силы неисчислимы», убедительно показывающий историческую преемственность высокого патриотизма советского человека, и наиболее удачный плакат на тему воссоединения Западной Украины и Западной Белоруссии с Украинской и Белорусской советскими социалистическими республиками. Решение его просто, но именно эта простота и определила успех плаката: красноармеец и пожилой крестьянин в вышитой рубашке обнялись, радуясь воссоединению. Плакат был опубликован в «Правде». Это была первая работа Корецкого, напечатанная в партийной прессе и особенно памятная тем, что первым его поздравил с успехом В. Дени.

Безусловно важнейшим качеством плаката является его актуальность. «Плакат должен быть злободневным, - говорит художник‚ - но мы знаем случаи, когда созданные на злобу дня плакаты жили и живут десятилетиями. Это плакаты особенные, ибо в них художниками вложено нечто большее, чем тема дня. Они выражают прогрессивные, гуманистические идеи, воплощенные в высокохудожественных образах».

    korecky4     korecky5     korecky6

«Смерть детоубийцам!» 1942, «Боец, спаси меня от рабства"» 1942, «Я больше не могу!» 1944

«Если завтра война...» - пели в те годы советские люди. И вот она нагрянула, война. Художники-плакатисты Кукрыниксы, В. Серов, Н. Жуков, А. Кокорекин, Н. Долгоруков и другие включились в работу. «Беспощадно разгромим и уничтожим врага!», «Били, бьем и будем бить!», «Бей насмерть!», - призывают их работы. Вышли и первые военные плакаты B. Корецкого «Будь героем!», «Народ и армия непобедимы!». В них как будто все правильно- глубокая идея, близкие, узнаваемые образы, но художник недоволен. Он ищет свое в военной теме, много работает. Выходят листы «Не уйти врагу от расплаты», «Смерть детоубийцам!» (1942), «Боец, спаси меня от рабства!» (1942). Все ближе Корецкий к идее плаката «Воин Красной Армии, спаси нас от фашистского рабства!» (1943).

Невозможно в коротком обзоре рассказать обо всем, что создал Корецкий за годы войны. Но нельзя не упомянуть цикл листов «Бей, так!..» - первый опыт создания тематической серии плакатов, в которой применен единый для всех листов «плакатный ход» и в изображении, и в тексте. Привлекают в этой серии лаконизм, точный отбор художественных средств, концентрированность содержания.

korecky17korecky18korecky19

«Бей так...» 1943, «Поможем фронту истребить немцев!» 1943, «Будь героем!» 1941

Работа с огромной самоотдачей в тяжелую военную пору принесла художнику заслуженное признание: В. Корецкий дважды стал лауреатом Государственной премии СССР.

Одним из принципов творчества Корецкого является не «ребусность», а ясность и доходчивость плаката. Так, предельно ясен смысл одного из самых оригинальных его плакатов - «Восстановим!» (1947), в котором создан образ жизнерадостного русского плотника. Работа была отмечена дипломом первой степени на Международном конкурсе плаката в Вене в 1948 году. Тогда же был признан одним из лучших и также отмечен дипломом 1 степени лист «Мы требуем мира!», ставший вехой в творчестве плакатистов, работающих над темой борьбы народов против поджигателей новой войны. Вновь подтверждалось, что советский политический плакат - яркое явление мирового прогрессивного искусства, вдохновитель борьбы за мир во всем мире.

А немногим раньше, на конкурсе в честь 40-летия Октября, первую премию получила работа Корецкого «Родина не забудет героических дел своих сынов!» (1947). Это был реквием павшим, благодарная дань их подвигу.

Теме борьбы за мир художник верен неизменно. Одной из самых значительных удач в разработке этой темы стал лист «Дело мира - в руках народов» (1973). На плакате изображены дети разных народов, поднятые ввысь могучими руками взрослых. Буквы на детских маечках складываются в слово «МИР», и оно как бы защищает их.

Замыслы листов Корецкого всегда получают интересное, своеобразное пластическое воплощение. Например, на листе «Многим, видно, невдомек, что дает наш уголек» изображен шахтер, черный от угля. Он держит в руках белоснежную синтетическую ткань. Здесь точно работает контраст: чернота угля и белизна его производной синтетической ткани.

Этот же прием применил Корецкий в листе «Партизанская колыбельная». Здесь три «действующих лица» - ветка дерева, пулеметная лента, так искусно укрепленная на ветке, что образует подобие детской колыбели, и спящий в этой люльке малыш. Сочетание, казалось бы, несовместимого создает необычный, чрезвычайно эмоциональный образ плаката. Он получил международное признание и был приобретен Дрезденской галереей.

Художественная галерея, хранилище шедевров живописи, - и плакат? «Да, - говорит Корецкий, - и хотя плакат - это агитация средствами искусства, это и художественное произведение, работа над которым, я не устану это подчеркивать, состоит из ряда звеньев единой цепи. Над плакатом работает творческий коллектив: художник, редактор, журналист, политолог, полиграфист и т. д. И, в конечном счете, как это ни парадоксально, плакат делает зритель, как и настоящую живопись - ее воспринимающий».

Среди самых дорогих для плакатиста наград - первая премия на конкурсе плакатов, проходившем в рамках VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве летом 1957 года. Художник создал яркий, красочный триптих: словно солнечный праздник выплеснулся с московских улиц на листы художника, в вихре танца кружатся гости столицы в своих национальных одеждах. Решение плаката отличается большой декоративностью, театральностью и эмоциональностью. «Начинающим плакатистам хотелось бы напомнить, - говорит Корецкий, - что идея, мысль, но обязательно выраженные эмоционально, - главное в современном плакате. Этой целью диктуются поиски «плакатного хода», нового композиционного решения и его средств: метафоры, символа, гиперболы и символической ассоциации».

В фестивальном триптихе своеобразен и творчески найденный технический прием мастера. Корецкий в данном случае отказался от применения фотоматериала, освободив поле плаката для ярких, колоритных красок. Но исключением лишь подтверждается правило: большая часть работ Корецкого все же выполнена на основе фотографий.

Его поиски -свидетельство необычайной восприимчивости ко всему новому в жизни, в искусстве, стремления быстро реагировать на события. Ведь, как уже говорилось, одно из важнейших условий существования плаката - его злободневность. «Плакат - это выстрел в нужный момент, иначе он превращается в анахронизм», - это слова Корецкого.

В. Б. Корецкий - пламенный агитатор за мир, верящий в свободолюбие и силу народов. На листе «Гроздья гнева» изображены руки в наручниках, взметнувшиеся вверх в таком могучем напряжении, которое не оставляет сомнения: они разорвут цепи рабства.

Значительным достижением в агитационном искусстве явились плакаты художника, направленные против нового смертоносного оружия – нейтронной бомбы: «Шабаш бомбопоклонников», «Нет - нейтронному оружию!», «Нет!». Работы награждены дипломом на конкурсе Советского комитета защиты мира. Вместе с другими работами, сделанными в 60-70-е годы, эти серии подтверждают верность Корецкого главной теме его творчества. Недаром одну из них он так и назвал: «Борясь за мир, не забывай!». Пристрастия и антипатии автора выражены в ней остродраматически. Вспомним лист с контуром африканского континента в форме сердца, на фоне которого распростерт Патрис Лумумба. Оборвалась жизнь борца за свободу своей страны, и торжественно звучит трагический реквием в честь горячего, отданного людям сердца. Большая трагедийная сила заложена в листе «Хиросима не должна повториться!». Поднимается и уходит в небо гигантский «гриб»-облако атомного взрыва, оставляя на земле руины и дым. Эта смертоносная «туча» как бы пронизывает фигуру женщины и зловеще нависает над ней. Она в отчаянии и ужасе закрыла ладонями лицо. Мастерское сочетание черного, красного и серого цветов усиливает трагическое звучание листа.

После выхода в свет этой серии художник получил письмо из США. «Ваш плакат взывает к совести людей» - особенно дорогая художнику строка из него. Корецкий ответил американцу: «Я рад и счастлив, что на наших разных континентах мы думаем об одном - о мире».

В 70-x годах - новая победа художника: серия плакатов, острых по теме, посвященных политическим памфлетам А. М. Горького. Корецкий, следуя за Горьким, продолжает и развивает традицию обличения поборников войн. Позже эти листы художник объединил в тематические композиции, положив начало новому виду плаката –трехлистному широкоформатному плакату-триптиху.

В трехлистных плакатах художник решает многие свои программные вещи, участвуя в создании изопублицистики. Таковы работы на ленинскую тему, плакаты к 40-летию Октября, листы о революции 1905 года, о БАМе.

Что же помогает мастеру неуклонно идти вперед? В чем истоки его постоянного движения по восходящей? Прежде всего в гражданственности творчества художника.

«Мастерство Корецкого развивалось и росло в художественном решении тех конкретных тем, которые выдвигала наша советская жизнь» - так оценивал творчество плакатиста член-корреспондент Академии художеств СССР А. Федоров-Давыдов.

«На мой взгляд, среди различных стилей в плакатном искусстве плакаты Виктора Корецкого занимают особое место в истории советского плаката... Я люблю его лаконизм, его глубину реализма. Его плакаты способны остановить вас посреди самых оживленных улиц, среди большого города, посреди множества других плакатов и мобилизовать вас на борьбу», - писал Назым Хикмет, поэт, лауреат Международной премии мира.

Художника волнуют не только вопросы создания плаката, но и отношение к нему зрителей, пути возможно большего использования плаката для агитационной работы в массах. В дискуссиях плакатист поднимает вопрос о новых способах экспонирования плакатов и новых изобразительных средствах.

По мнению Корецкого, только тот имеет право называться мастером, кто сам вырастил новых мастеров. И он постоянно работает с творческой молодежью. Во второй половине 50-x годов в мастерской Корецкого проходили практику студенты института имени В. И. Сурикова, ныне видные художники-плакатисты О. Савостюк и Б. Успенский. О тех временах напоминает ряд интересных совместно выполненных работ. Учениками Корецкого были и такие известные сегодня плакатисты, как Е. Абезгус, Д. Пяткин, С. Раев, А. Рудкович, Н. Хомов, И. Юдин.

Большая дружба связывает Виктора Борисовича с плакатистами Армянской ССР, где полтора десятилетия по поручению Союза художников СССР он вел творческую работу.

Идут годы, но художник не теряет творческой высоты.

«...Этот художник - неутомимый и изобретательный по своей натуре сможет еще многое создать в этом сложном, требующем действенности искусстве, каким является наш советский плакат. Опыта ему не занимать как в тематике, так и в качестве исполнения на высоком уровне».

И более всего радует неустанная внутренняя работа художника, его стремление к поиску. Потому и рождались новые плакатные листы, новые образы и сюжеты и на передовую советского искусства выходили плакаты художника B. Б. Корецкого.

Г. Снитовская