Плакат сражается.

Творческие позиции мастеров фотоплаката особенно укрепились в период Великой Отечественной войны. В первые же военные годы нашими лучшими мастерами были созданы настоящие шедевры плакатного искусства. Достаточно вспомнить выдающийся плакат И. Тоидзе «Родина-мать зовет!», плакаты Кукрыниксов «Били, бьем и будем бить!», В. Серова «Беспощадно разгромим и уничтожим врага!», А. Кокорекина «За Родину!», Н. Жукова «Бей насмерть!», серию работ В. Иванова о героическом прошлом русского народа. Они звали на подвиг, поднимали советских людей на борьбу с фашизмом. В то суровое для Советской Отчизны время мастеров политического плаката, так же как и писателей, справедливо называли инженерами человеческих душ и добавляли: посланцы изобразительного искусства с передовой линии огня. Такая оценка их труда вполне заслуженна. Художники-плакатисты и сегодня находятся в рядах активных борцов – партийных публицистов.

Дальнейшее развитие плаката пошло по пути глубокого психологического решения патриотических тем. Герои плакатов – пехотинцы и летчики – артиллеристы и танкисты, саперы и связисты, воины других родов войск, запечатленные в жарких схватках с жестоким и коварным врагом, были подлинными представителями всего советского народа, грудью вставшего на защиту великий завоеваний Октября.

К началу войны я уже имел некоторый опыт работы над углубленным психологическом образом в плакате. В 1941 году вышли мои плакаты «Будь героем!», «Народ и армия непобедимы», но они еще во многом напоминали произведения последних предвоенных лет.

222120

Плакаты Корецкого В. Б., Караченцова П. Я., Голованова Л. Ф.

Из моих работ военного периода наибольшую известность завоевал плакат «Воин Красной Армии, спаси!». Его созданию предшествовали некоторые плакаты с трагическими образами. Это был, в частности, лист 1942 года «Не уйти врагу от расплаты!». Плакат разоблачал чудовищные зверства немецко-фашистских оккупантов. Он был создан в мастерской Союза Обществ Красного Креста и Красного Полумесяца. В то время там сложился дружный коллектив художников-плакатистов – В. Ёлкин, В. Говорков, С. Чехов, Л. Голованов. Позже Л. Голованов стал плодотворно работать в политическом плакате в издательстве «Искусство», выдвинувшись в ряды ведущих мастеров.

… Первые налеты вражеской авиации на Москву. Бедствие войны, страдание народа, его мужество в борьбе с врагом – эти темы требовали эмоционального воплощения в агитационном искусства. В плакате «Не уйти врагу от расплаты!» я стремился решить трагическую тему войны в образах женщины и ребенка. К этой теме и к этим образам я неоднократно возвращался впоследствии.

           33    27    28

Плакаты Мальцева П. Т., Боим С. С., Комарова Е. И.

… По грязной дороге идут фашисты, только что учинившие жестокую расправу над жителями деревни. Молодая женщина лежит на обочине, рядом плачет осиротевшая девочка. Мне казалось, что ее маленькая, вздрагивающая от рыданий фигурка, не может не убедить – враг должен расплатиться за свои зверства. Эта тема нашла дальнейшее развитие в таких плакатах, как «Смерть детоубийцам!», «Боец, спаси меня от рабства!», и других.

Образное решение этих плакатов носило различный характер. В плакате «Смерть детоубийцам!» больше лаконизма. Девочка только что играла с куклой, и вот она зверски убита. В плакате «Боец, спаси меня от рабства!» все внимание сосредоточено на лице девочки, стоящей за колючей проволокой концлагеря: глаза ее полны ужаса, отчаяния и мольбы о спасении. В ответ на зверства, чинимые гитлеровцами над нашими людьми, плакат поднимал свой негодующий голос, звал на отпор врагу, на подвиг.

В плакате 1942 года «Воин Красной Армии, спаси!» я искал решение, которое помогло бы мне выразить наряду с отчаянием женщины то поразительное чувство непреклонности и упорства, которое отличало советских людей, ведущих справедливую народную войну.

Тема плаката определилась для меня сразу, - ее выдвигала сама жизнь. Плакат создавался в напряженное время, когда враг рвался к Волге и все человечество было потрясено беспримерным героизмом несгибаемых защитников Сталинграда.

Работая над эскизами к этому плакату, я прежде всего стремился отказаться от всего лишнего, случайного, риторического. В первом варианте плаката была изображена женщина, заслонившая своим телом детей от направленного на них штыка. На фоне плаката – языки пламени. Во втором варианте – женщина, держащая на руках ребенка, гневно поднимала кулак против фашистов. На фоне листа были изображены горящие избы. Однако и тот и другой варианты меня не удовлетворяли, ибо в образах не было должной психологической остроты и обобщающей силы. Хотелось сконцентрировать внимание зрителя на лицах женщины и прижавшегося к ее груди мальчики. Необходимо было добиться такой выразительности глаз матери, что бы зритель мог прочесть в них и презрение и ненависть к врагу. Эти же чувства я старался отразить и в глазах ребенка. Его взгляд должен был дополнять взгляд матери. Думалось, что мать и ребенок должны были смотреть не на окровавленный штык, а на врага.

Лица женщины и мальчика, гладкий темный фон, призыв, как бы написанный каплями крови, стекающей с фашистского штыка… Мне представлялось, что все эти изобразительные элементы важны, необходимы для образного решения фотоплаката, который по замыслу должен был быть доходчивым, понятным и действенным. Успех плаката определился сразу. В Главном политическом управлении Красной Армии одобрили эскизы, потом оригиналы. Я был очень рад, увидев свой плакат 5 августа 1942 года в «Правде». Затем он воспроизводился на многочисленных листовках, открытках, на обложках журналов, конвертах. В общем тираж его составил свыше 10 миллионов экземпляров.

Плакат вызвал поток писем с фронта. Радостно было сознавать, что бойцы – защитники Сталинграда, воины Советской Армии – оценили этот плакат.

Вот передо мной памятное письмо тех лет в газету «Правда» от гвардии капитана Ивана Захаровича Кузьменко. Он писал: « С начала Отечественной войны с малым перерывом я участвую на фронте, потерял связь с женой и двумя маленькими сынами. Прошу поблагодарить В. Корецкого за правду, показанную им в этом плакате, навсегда оставшемся в моем сознании. Приложу все силы, отдам всю свою кровь капля за каплей за то, чтобы многих жен и детей спасти от рабства, от издевательства, виселиц… Я обязуюсь со своими людьми, которые мне вверены, ни шагу не отойти назад, а только вперед. Прошу поместить этот плакат во всех газетах, и не только в газетах, а выпустить большим тиражом в красках и на каждом углу в городе, деревне, селе, воинских подразделениях вывесить на видном месте, чтобы многие вспоминали о своих женах, детях и мстили беспощадно гитлеровским бандитам-варварам…

Через небольшой промежуток времени мне пришлось побывать в окопах, блиндажах… Везде я видел ваш плакат.

…Вы можете мне не поверить, но это правда: 1/9 - 42 года под моим руководством из грозного оружия, которое нам доверила Родина, мы уничтожили несколько сот гитлеровцев. Команды подавались в этот день следующие: « За маленьких детей по фрицам – залп – огонь!», «За жен, замученных немцами, по фрицам – залп – огонь!». Ваш плакат усиливает ненависть к немецким оккупантам.

Ваш плакат «Воин Красной Армии, спаси!» лежит у меня в кармане рядом с партийным билетом».

А вот другое письмо. « Вы своим художественным искусством, - писали солдаты и офицеры Сталинградского фронта, - правдиво изобразили положение наших матерей, сестер, жен и детей, временно находящихся в лагерях кровавого фашизма.

…Мы поклялись перед Родиной мстить врагу за мучения наших сестер, жен и детей, за пролитую их кровь, слезы. Мы данную клятву выполним. Враг будет разбит и уничтожен, и наши матери, сестры, жены и дети будут освобождены из-под фашистского ига и порабощения».

Эти строки фронтовых писем красноречивы. Они говорят о силе воздействия плакатного искусства, о его мобилизующей роли.

Вспоминается еще одно письмо, подписанное летчиками, стрелками, штурманами из бомбардировочной, штурмовой, истребительной авиации дальнего действия: « У нас не хватает слов выразить свое чувство и восхищения, и благодарности художнику, и ярой ненависти к врагу. Мы самоотверженно отвечаем на его призывы к борьбе с врагами. И вот в эти дни, когда наши успехи и победы видны всему миру, нам хочется сказать художнику: скоро придет час, когда нас не будет мучить совесть при виде плаката «Воин Красной Армии, спаси!». Кровавый штык фашизма… будет сломан, а тот, кто глумится над нашими братьями, матерями, женами, не уйдет от возмездия».

Я знаю, что этот плакат, как и многие плакаты других художников, увеличивался и выставлялся на перекрестках улиц и фронтовых дорог, что значительно усиливало значительность его воздействия.

Художники и поэты старались ответить на письма фронтовиков боевыми плакатами, помогавшими нашим воинам бить фашистов.

Помню, работали мы тогда, сутками не выходя из мастерских. Так был создан автором этих строк плакат «По убийцам наших жен и детей – огонь!». Тогда же художник Н. Жуков написал яркий, эмоциональный плакат «Бей на смерть!», где изображен пулеметчик в минуту боя, у полуразрушенного здания, на стене которого – плакат «Воин Красной Армии, спаси!».

Значительно позднее, в 50-е годы, во время американской агрессии в Корее, корейским художником был создан плакат, близкий по решению к плакату «Воин Красной Армии, спаси!». На нем были изображены корейская женщина с мальчиком, на которых направлен американский штык со знаком доллара на рукоятке. Увидев этот лист, я испытал чувства удовлетворения от того, что плакат как бы зажил второй жизнью, оказался нужным борющемуся народу.

343536

Плакаты Мальцева П. Т., Дени В. Н., Зотова К. В.

Возвращаясь к военным временам, надо сказать, что художниками-плакатистами решались разные темы, подсказанные напряженной жизнью фронта и тыла. Главное политическое управление Красной Армии дало задание создать ряд плакатов о боевом мастерстве советских воинов. Я сделал серию плакатов «Бей так…» (1943 г.). В нее вошли листовки: «Бей так: что ни патрон, то враг!», «Бей так: что ни снаряд, то танк!», «Бей так: каждую бомбу – в цель!», «Поработал на славу», «Не спасутся фашисты-гады от снарядов нашей бригады!» и, наконец, «Прицел у нас один – Берлин». Работая над этими плакатами, я добивался конкретного воплощения призыва, четкой и доходчивой изобразительной формы.

По заданию Глав ПУРа Красная Армия мне довелось участвовать в работе над листовками «Кто такой Гитлер?», «За что?», «Я больше не могу!», предназначенными для распространения среди немецких солдат. Листовки эмоционально воздействовали на солдат и подрывали их слепую веру в гитлеровский рейх.

     iv1        iv2        iv3

Плакаты Иванова В. С.

В годы войны мы с художниками А. Кокорекиным и Н. Долгоруковым шефствовали над одним из авиационных полков, действовавших на Смоленщине. Мы часто выезжали туда и оформляли альбомы, стенгазеты эскадрилий, делали рисунки-портреты летчиков, бортмехаников, радистов.

Каким же плакатом завершился для меня военный период? Таких плакатов было два. Один из них – «О счастье наших матерей заботится страна!», в котором мне хотелось передать чувство радости и торжество жизни над смертью и страданием. Другой – «Родина не забудет героических дел своих сынов» (вышел в 1947 г.). Этот плакат о неиссякаемости боевого духа наших солдат и офицеров. Он должен был прозвучать как реквием павшим в боях с фашизмом.

Хотелось бы поговорить о тех плакатистах, которые работали тогда рядом. Это были замечательные люди, с которыми меня связывала крепкая творческая дружба, - В. Иванов, А. Кокорекин, Л. Голованов, Н. Долгоруков, И. Тоидзе и начиная с 1945 года Н. Смоляк и В. Викторов. Они сделали немало интересных, запомнившихся плакатов. Работали над плакатами в то же время и художники студии им. М. Б. Грекова – Н. Жуков, В. Климашин, П. Кривоногов, В. Правдин, З. Правдина, Н. Денисов, Н. Аввакумов, П. Алякринский, братья Аладжаловы.

25242329

Плакаты Ватолиной Н. Н., Гордом М. А., Климашина В. С.

Нельзя не вспомнить наших плакатистов-женщин, много и плодотворно трудившихся. Это – Г. Шубина, М. Маризе, М. Бри-Бейн, В. Ливанова и, конечно, Н. Ватолина, которая по своему мастерству, чувству цвета и композиции стоит в одном ряду с лучшими представителями плакатного искусства. Так же как и другие плакатисты, она включилась в работу с первых дней войны. Ее лист «Не болтай!» был очень популярен. Графики Б. Дехтерев, В. Щеглов, живописец Ф. Антонов так же отдавали тогда свой талант плакату. Особенно запомнился эмоциональный плакат Ф. Антонова «Сын мой! Ты видишь долю мою…»

В создании плаката военного времени принимал участие художник Д. Шмаринов, своими талантливыми работами оказавший большое влияние на творчество начинающих плакатистов.

В результате творческого содружества Н. Долгорукова, Д. Моора, В. Дени были созданы выразительные сатирические плакаты. Самостоятельные листы художника Н. Долгорукова отличались острой публицистичностью.

Надо подчеркнуть, что сатирический плакат сыграл в годы Великой Отечественной войны огромную роль. Вершиной мастерства были и остаются сатирические плакаты Кукрыниксов. Первым плакатом, расклеенным на улицах Москвы, был именно сатирический плакат Кукрыниксов «Беспощадно разгромим и уничтожим врага!». Плакаты Кукрыниксов, как и многих других мастеров сатиры, во время войны создавались в основном в мастерской «Окон ТАСС». Все главные события, вплоть до взятия Берлина, находили эмоциональное и острое отражение в «Окнах ТАСС».

Плакат, как известно, своего рода синтетическое искусство. Наряду со зрительным рядом здесь играет полноправную роль выразительный текст. Некоторые плакаты военного времени особенно показательны в этом плане. Мы знаем несколько случаев, когда именно текст давал жизнь и популярность плакату. Вспомним плакат Л. Голованова «Дойдем до Берлина!». Жест бойца поправляющего сапог на марше мог быть истолкован зрителем буквально и очень заземлено. Текст же углубил и одухотворил образ, дав плакату другую главную тематическую направленность.

То же можно сказать и об известной работе В. Иванова «Пьем воду родного Днепра, будем пить из Прута, Немана и Буга!». Изображение бойца, пьющего из каски воду у переправы войск через Днепр, еще не полностью раскрывало бы тему. Обобщение дал исключительно удачный текст.

К сожалению, в плакатах последующего периода реже встречаются подобные удачи. Подписи были часто не выразительные, в них отсутствовало обобщение. Необходимо же, что бы каждая из них не дополняла, а как бы восполняла художественный образ и даже само начертание текста было бы активно увязано со всей композицией.

Таковы отдельные соображения, которые возникают когда вспоминаешь работу плакатистов в военные годы.

 

Источники

1.«Товарищ плакат. Опыт, размышления», «Плакат сражается», В. Корецкий, М., «Плакат», 1981 г.

2.Фотографии плакатов из коллекции Д. Захарова.