Российская ассоциация пролетарских художников (РАПХ). 

Российская ассоциация пролетарских художников (РАПХ) – творческое объединение советских художников (1931–1932). Ультраправая, политически ангажированная художественная группировка.

Возникновение РАПХ – это одна из самых последних и крупных попыток объединения разрозненных группировок в единую творческую организацию. В общем-то, носила волевой характер собрать в единый кулак Ассоциацию художников революционной России (АХР), Объединение молодёжи Ассоциации художников революционной России (ОМАХР), Федерацию объединений советских художников (ФОСХ), «Октябрь», Общества художников-самоучек (ОХС), организовать и свое отделение в Ленинграде – ЛАПХ и других городах. Ассоциация был создана в Москве в 1931 году на основе вышеперечисленных объединений.

Летом 1930 года ОМАХР участвовало в создании Федерации объединенных советских художников (ФОСХ); в 1931 году вместе с АХР участвовало в создании Российской Ассоциации пролетарских художников (РАПХ), выработке «Проекта платформы для консолидации пролетарских сил на изофронте». Хотя её платформа не несла ни чего нового и просто дублировала основные партийно-идеологические документы начала 1930-х годов, посвященные «художественной продукции», «плакатно-картинной политике», «ликвидации прорыва» в экономике средствами искусства и культуры. РАПХ с первых же дней своего существования стала претендовать на роль главной, ведущей художественно-политической организации.

В целом организация этой Ассоциации (РАПХ) – это попытка модернизировать пролеткультовско-лефовские установки производственно-конструктивистских концепций во имя «магнитостроя искусства», внедрения творчества во все формы общественного бытия. Но при этом же декларативные установки РАПХ «тащили» за собой весь воз вульгаризаторских напластований в культуре – поиски «очищенного» искусства от искусства «вредного», классово-определенного, недоверие старшим («буржуазным») поколениям.

В программных вопросах исходила из вульгарно-социологического понимания природы художественного творчества. Искусственно делила художников на «пролетарских» и «буржуазных», насаждала групповщину и методы администрирования. Отрицала профессионализм в искусстве. Членами РАПХ были молодые, ни чем особенно не проявившие себя в искусстве молодые художники – выпускники ВХУТЕИНа, но обладавшие энергией и большими амбициями. В секретариат Центрального совета РАПХ вошли руководители ОМАХР – В. Ц. Валев, Т. Г. Гапоненко, Ф. Д. Коннов, А. П. Северденко, Я. И. Цирельсон; её членами были Е. М. Ануфриева-Мирлас, Л. П. Вязьменский, В. Г. Одинцов, Л. Я. Райцер, В. Ильин, А. А. Кулагин, П. Ф. Осипов, П. П. Романов, А. А. Усс. Принимали активное участие в деятельности Ассоциации и совсем малоизвестные художники, такие как В. Ф. Точилкин. Как исключение, в ассоциацию входили Г. Г. Ряжский и всеми признанный авторитет – А. А. Дейнека (1931–1932).

По примеру АХР, филиалы РАПХ стали организовываться в других городах СССР. В феврале 1932 года в Красноярске был создан филиал Ассоциации Пролетарских Художников (просуществовал два месяца).

Были обозначены конкретные задачи стоящие перед художниками Ассоциации: способствование дальнейшему подъему производственного искусства, «комплексному» классовому целеустремленному оформлению «культуростроительства»; успешнее овладевать марксистско-ленинским мировоззрением и методом диалектического материализма. На практике овладеть этим методом, по мысли организаторов РАПХ, можно было только «бригадным путем» работы, оказанием помощи самодеятельности, реорганизацией издательского дела, в выпуске журнала «За пролетарское искусство», путем устройства профессиональных и самодеятельных выставок и прочее.

Некоторые идеологи и инициаторы создания этой радикальной левой группировки, последовательно занимали ключевые роли в АХР, ОМАХР и РАПХ. Например, её организатор художник Лев Вязьменский, выступал за объединение художников на основе политической ангажированности, публично критиковал художников объединений ОСТ и «Октябрь», их искусство называл буржуазным, реакционным и даже фашистским, чуждым пролетарской России. Художник предлагал в соответствии со своими политическими взглядами ориентироваться на монументальные росписи для массовой аудитории, картины-плакаты и коллективный – обезличенный, бригадный труд.

Административно-командный натиск нагнетал атмосферу недоверия, подозрительности, пресекал любые проявления творческой самостоятельности. Всячески поощрял борьбу с инакомыслием. По сути дела, вся история изгнания «иноверцев», «соглашателей», «попутчиков», история насаждения групповщины и конъюнктуры во имя некоей фантасмагорической «чистоты пролетарского искусства».

Помимо борьбы со своими творческими оппонентами, Ассоциация вела выставочную деятельность, издавала журнал «За пролетарское искусство» (1931–1932), до 1931 года именовавшийся «Искусство в массы». На его страницах художники РАПХа печатали статьи Т. Гапоненко, Ф. Коннова, Д. Мирлас, В. Одинцова, А. Северденко, В. Точилкина, Я. Цирельсона в них насаждали свои взгляды на роль и развитие советского искусства, разоблачали неугодных творческих противников и вели настойчивую идеологическую борьбу за чистое, пролетарское искусство.

Например, в статье «Новые кадры» журнала «Искусство в массы» за 1929 год Ф. Д. Коннов писал: «ОМАХР считает ошибкой думать, что есть правая и левая форма изоискусства сама по себе. Для ОМАХР всякая форма, как бы нова она ни была, не выражающая идеологии пролетарской революции, является формой правой, реакционной. Впоследствии, через два года именно он был одним из организаторов Российской ассоциации пролетарских художников, входил в секретариат.

Художники, не получившие профессионального образования, но входившие в РАПХ, рабочую самодеятельность в 1920–1930-е годы противопоставляли «буржуазному любительству». Тогда в занятиях искусством видели, прежде всего, способ борьбы за утверждение новых идеалов, повышение идейного и культурного уровня. Так, ни кому неизвестный рабочий-художник В. Ф. Точилкин, председатель Общества художников-самоучек (ОХС), писал в своих примитивных заповедях самоучки, которые он опубликовал на страницах журнала «Искусство в массы»: «Самоучка свою наблюдательность, свой острый взгляд использует для того, чтобы бороться со всем старым, еще недобитым, беспощадно бичевать его, выявлять ростки нового… Самоучка – это в первую голову активный общественник, активный строитель социализма. Самоучка все задуманное выполняет главным образом по своему внутреннему классовому чутью». В «заповедях» Точилкина подчеркивалось также, что самоучка должен участвовать в работе клуба, стать художкором, оформлять праздники, «не стараться быть настоящим художником», не подражать, не копировать, и почему-то, – не продавать свои вещи.

По своим крайне правым взглядам, представители РАПХа пошли ещё дальше АХРа, активно «вычищая» ряды своих творческих конкурентов. Ассоциация вела борьбу, за так называемую чистоту пролетарского искусства: искусственно разделяя советских художников на «буржуазных» и «пролетарских». Часто эти противоречия носили не столько творческий характер, сколько – политический и даже коммерческий. В жесткой конфронтации к своим непримиримым противникам, она действовала методами грубого администрирования в искусстве, часто обвиняла оппонентов в классовом предательстве и политической ненадёжности. Занимала крайне агрессивную позицию по отношению к другим группам и объединениям художников не согласных с их явной политической ангажированностью и за частую слабым художественным уровнем их произведений.

Часть «рапховцев» не имели хорошего академического образования, некоторые из них и вовсе учились искусству самостоятельно, отвергая принципы систематического обучения.

Ассоциация не объединяла художников, а вносила раскол в и так, весьма разрозненные их ряды, послужила последней каплей для решения об упразднении всех объединений. Как и все творческие объединения, группы, РАПХ была ликвидирована 23 апреля 1932 года в связи с постановлением ЦК партии ВКП (б) «О перестройке литературно-художественных организаций». Идеологи РАПХ сразу же назвали партийный документ не просто «историческим», но и «поворотным» во всей истории социалистической культуры и требовали решительно вести борьбу с теми, кто захочет «снизить и исказить» смысл партийного документа – «для оправдания своих групповых позиций».

В связи с этим постановлением все филиалы РАПХ прекратили свою деятельность. Был создан единый Союз советских художников. Члены всех группировок вошли в него на равных правах.