ОСТ (Общество станковистов). Москва. 1925–1931

Общество станковистов создано в начале 1925 года молодыми художниками – выпускниками Вхутемаса, объединившимися под лозунгом борьбы против традиционного реализма ахрровского толка, за новую реалистическую форму, за создание современной станковой картины.

Творческая платформа ОСТ базировалась на достижениях левого искусства. Показательно, что почти все будущие остовцы в 1918–1924 были увлечены в живописи отвлечённо-формальными задачами в духе абстрактного искусства и конструктивизма. В ГСХМ–Вхутемасе учителями будущих членов ОСта, оказавшими сильное влияние на их художественное мировоззрение, были представители разных направлений левого искусства: В. В. Кандинский, П. П. Кончаловский, И. В. Клюн, П. В. Кузнецов, А. В. Лентулов, К. С. Малевич, И. И. Машков, А. М. Родченко, В. Е. Татлин и другие. Важную роль в формировании молодых художников сыграл МЖК, здесь студенты могли видеть и изучать работы Кандинского, Малевича, Татлина, Родченко и других. В начале 1920-х заведующими МЖК были будущие остовцы П. В. Вильямс и Л. Я. Вайнер. Музей живописной культуры, ставший именно в этот период (1922–1923) «почти составной частью Вхутемаса и местом, где особенно часто встречались будущие члены ОСТа <...> явился одним из важных факторов первоначального объединения всего основного состава общества» (В. И. Костин. 1976). Вильямс, А. Г. Тышлер, А. А. Лабас и С. Б. Никритин входили в Художественный совет музея, и неслучайно три из четырёх выставок ОСта прошли в стенах МЖК.

Возникновению Общества станковистов предшествовали в начале 1920-х попытки создания объединений с близкими задачами: «Метод» («Проекционисты»), «Конкретивисты» и «Объединение трёх». В возникшую в 1922 группу «Метод» вошли С. Б. Никритин, С. А. Лучишкин, М. М. Плаксин, К. Н. Редько, А. А. Лабас, Н. А. Тряскин, А. Г. Тышлер и другие. Рассматривая творчество как художественное изобретение, они отводили художнику роль создателя концепций, согласно которым должен организовываться окружающий предметный мир. Объединение «Конкретивисты» было создано в начале 1924 группой старшекурсников Вхутемаса – П. В. Вильямсом, Б. И. Волковым, К. А. Вяловым, В. И. Люшиным и Ю. А. Меркуловым. Конкретивисты стремились к созданию современной тематической картины, соединявшей в себе некоторые принципы конструктивизма и производственного искусства. Тогда же, в начале 1924 года, вхутемасовцами А. А. Дейнекой, Ю. И. Пименовым и А. Д. Гончаровым было организовано «Объединение трёх». Эти три группировки, в которые входили будущие учредители и члены ОСта, экспонировали в 1924 году на «Первой дискуссионной выставке объединений активного революционного искусства» произведения, предвосхищавшие остовскую стилистику. «Это – возрождение станковой живописи после недавнего её бойкота», – писал о выставке Я. А. Тугендхольд.

Стремление молодых художников перейти от формальных лабораторных исканий к созданию новой реалистической картины привело их к конфронтации как с конструктивистами, так и с беспредметниками. Это также стало одной из побудительных причин создания ОСТ.

Членами-учредителями ОСта стали: Л. Я. Вайнер, В. А. Васильев, П. В. Вильямс, К. А. Вялов, А. А. Дейнека, Н. Ф. Денисовский, С. Н. Костин, А. А. Лабас, Ю. А. Меркулов и Г. И. Пименов. Кроме молодых художников, среди учредителей общества были такие известные и сложившиеся мастера, как Ю. П. Анненков (эмигрировал в 1924 году, участвовал только во второй выставке ОСТ) и Д. П. Штеренберг, последний был избран председателем правления ОСТ. В уставе общества была сформулирована идейная платформа объединения: «В эпоху строительства социализма активные силы искусства должны быть участниками этого строительства и одним из факторов культурной революции в области пере­устройства и оформления нового быта и создания новой социалистической культуры. <...> Линии, по которым должна идти работа:

а) Отказ от отвлечённости и передвижничества в сюжете.

б) Отказ от эскизности как явления замаскированного дилетантизма.

в) Отказ от псевдосезаннизма как явления, разлагающего дисциплину рисунка и цвета.

г) Революционная современность и ясность в выборе сюжета.

д) Стремление к абсолютному мастерству в области предметной станковой живописи, рисунка, скульптуры, в процессе дальнейшего развития формальных достижений последних лет.

е) Стремление к законченной картине.

ж) Ориентация на художественную молодёжь.

За время своего существования Общество станковистов провело четыре выставки в Москве (1925–1928).

На всех четырёх выставках ОСТа живопись, театральные работы, станковая и производственная графика экспонировались вместе. Члены нового объединения активно занимались плакатом, книжной иллюстрацией, журнальной графикой. Тематические предпочтения остовцев во многом определялись урбанизмом и индустриализмом, художники увлечённо изображали летящие дирижабли, машины, поезда, производственные механизмы, проявляли исключительный интерес к техническим достижениям и открытиям.

Выставки вызывали активные отклики и бурную полемику в прессе. В статье о второй выставке А. М. Эфрос так охарактеризовал новое общество: «ОСТ пока единственная из наших групп, которая сумела переработать, очистить и ввести в дальнейший художественный обиход то, что было отточенного и общезначительного в кубизме, супрематизме, конструктивизме и прочих «измах» последних лет. <...> Художники ОСТ – неореалисты, или, может быть, правильнее сказать, «формальные реалисты». <...> ОСТ делает дело художественного авангарда».

Современная критика связывала стилистику остовцев не в последнюю очередь с немецким экспрессионизмом. «Первая всеобщая германская художественная выставка» (1924, Москва), на которой были широко представлены немецкие экспрессионисты, действительно произвела сильное впечатление на будущих членов ОСта. «Живопись остовцев в значительной части обнаруживает влияние немецкой культуры», – писал И. Э. Грабарь (И. Грабарь. Выставка ОСТ в Москве). Эту близость подтверждает и участие ряда остовцев в 1928 году, по приглашению немецкого общества «Жюри фрай», в выставке немецких художников (Г. С. Берендгоф, П. В. Вильямс, К. А. Вялов, А. Д. Гончаров, Н. Ф. Денисовский, А. Н. Козлов, Н. Н. Купреянов, А. А. Лабас, С. А. Лучишкин, Е. К. Мельникова, Г. И. Пименов, А. Г. Тышлер, Н. А. Шифрин, Д. П. Штеренберг).

Стилистически произведения художников ОСТа не были едиными. Основной была стилистика, близкая к конструктивизму и отчасти к экспрессионизму. Её выразительные приёмы в большой степени основаны на графических принципах (монтажная манера, острые ракурсные построения, силуэтная выразительность форм, плакатность). В 1928 году в ОСТ наметился конфликт двух групп художников, резко разошедшихся в понимании стиля и содержания современного искусства. В группу, тяготевшую к современным темам (техника, спорт, индустриальный пейзаж), решённым в остро динамическом ключе, и придерживавшуюся «графической» манеры в живописи, входили С. А. Лучишкин, П. В. Вильямс, Ю. И. Пименов, В. П. Тягунов, К. А. Вялов, В. И. Люшин, Н. Ф. Денисовский, К. А. Козлова, М. Л. Гуревич, А. А. Шахов, А. И. Игумнов, Ф. В. Антонов, Е. К. Мельникова, Е. С. Зернова, И. А. Кудряшов. В противоположность этой группе у другой части ОСта, объединившейся вокруг Штеренберга (Гончаров, Тышлер, Лабас, Купреянов, Шифрин, Козлов, а также многие молодые члены ОСТа – И. В. Ивановский, Л. Я. Зевин, М. М. Аксельрод, М. Х. Горшман, Л. П. Зусман, Т. А. Лебедева и В. С. Алфеевский), преобладало «живописное» начало, лирико-романтическое восприятие современности. С этого времени начался раскол объединения, закончившийся через несколько лет его распадом. В 1928 году один из лидеров ОСТ, Александр Дейнека, вышел из общества из-за несогласия с «гипертрофией станковизма» и недооценкой роли производственных искусств, в том числе плаката и журнального рисунка. В том же году он стал членом художественного объединения «Октябрь», куда вслед за ним вступил и другой член ОСТа, М. В. Доброковский. В начале 1930-х несколько молодых участников ОСТа (Гуревич, Тягунов, Ивановский, Игумнов) основали группу «ТИГИ», в составе которой они совершили несколько творческих поездок.

В 1928–1931 размежевание двух групп внутри общества усиливалось, и ОСТ окончательно утратил единую платформу. Руководство ФОСХ, АХРР и ОМАХР – основных противников ОСТа поддерживали его раскол, настаивая на необходимости его «классового расслоения», причём в резолюции ФОСХ группа Штеренберга (Гончаров, Лабас, Тышлер, Шифрин и другие) называлась «правопопутнической» и «скатывающейся на позиции буржуазного искусства». 31 января 1931 на экстренном собрании ОСта произошёл окончательный раскол объединения. Вильямс, Вялов, Лучишкин, Люшин, Пименов и Тягунов потребовали смены руководства. Ими был предложен новый состав правления (Пименов, Вильямс, Лучишкин и Тягунов). При голосовании эта группа оказалась в меньшинстве (14 голосов против 19), однако собрание пришло к выводу о необходимости размежевания двух групп. Вначале выйти из ОСта предполагали сторонники Штеренберга, но уже после собрания группа, возглавляемая Вильямсом, Пименовым, Лучишкиным и Тягуновым (Вялов, Люшин, Козлова, Гуревич, Шахов, Игумнов, Антонов, Мельникова, Зернова, Кудряшов и другие), заявила о создании самостоятельного общества под названием «Изобригада». Председатель – Тягунов, члены правления – С. Я. Адливанкин, П. В. Вильямс, С. А. Лучишкин, В. И. Люшин. Основные положения идеологической и художественной платформы «Изобригады» были сформулированы Адливанкиным и Никритиным: «Наша прежняя практика, протекавшая в условиях старого ОСТа, носила в себе элементы мелкобуржуазного и буржуазного влияния. Это выразилось в замкнутой кастовости группы, в эстетствующем формализме, в оторванности от задач социалистического строительства» (Цит. по: Золотой век художественных объединений в России и СССР. 1820–1932. СПб., 1992. С.70). «Изобригада» к началу 1932 года объединяла 20 художников, среди которых были Адливанкин, Вильямс, Вялов, Кудряшев, Лучишкин, Люшин, Никритин, Пименов и другие. Группа Штеренберга сохранила прежнее название – ОСт. Общество насчитывало 27 художников, председатель – Штеренберг, члены правления – Лабас, Тышлер, Козлов. Последним общим выступлением членов ОСта и «Изобригады» стала «Антиимпериалистическая выставка, посвящённая Международному Красному дню», состоявшаяся в Москве (1931).

Члены ОСТ участвовали в ряде программных выставок тех лет: «Русский рисунок за десять лет Октябрьской революции» в Государственной Третьяковской галерее (1927, Москва); Х выставка АХРР (к десятилетию Рабоче-крестьянской Красной армии) (1928, Москва); Выставка приобретений государственной комиссии по приобретениям произведений изобразительных искусств за 1927–1928 (1928, Москва); «Выставка художественных произведений к десятилетнему юбилею Октябрьской революции» (1928, Москва); «Графика и книжное искусство в СССР» (1929. Амстердам); XVII Международная выставка искусств (1930, Венеция) и другие.

Деятельность Общества станковистов стала одним из самых ярких явлений советской художественной жизни 1920-х – начала 1930-х. Сформировавшись, по выражению В. И. Костина, «в лоне левого искусства», остовцы провозгласили своей программной установкой изображение современности новым современным формальным языком. «ОСТ был первой художественной организацией в СССР, выдвинувшей машину и индустриальную форму как форму стиля. <...> Это – серьёзный фундамент стиля, стиля новой вещи, новой индустрии, чистой и ясной формы. Мы думаем, что это может быть началом пролетарского искусства».

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.